-
18+

Джей Кей о новом альбоме, возвращении Jamiroquai, и головном уборе, в котором, конечно, вся суть.

176
05.04.2017 12:10

Exclusive on NRJ

news_file_556_58e23409f057e

Только мрачный, полный Sci-Fi синтезаторов клип на заглавный трек был выпущен онлайн, как интернет охватило безумие. Все передовые блоги и музыкальные сайты с восторгом выкладывали видео, в котором Кей, в роли гуманоида с потрясающим головным убором из вращающихся лезвий и светящихся огней пробирается по пост-апокалиптическому подземного миру. К тому времени, как подоспел, напоминающий Little L клип на трек Cloud 9, все кажется согласились, как это здорово, что он вернулся.

 «Вероятно большинство фанов думали, что это всё, они не увидят нас снова», - смеется он, когда наконец присаживается, чтобы поговорить. «Jamiroquai конец. Больше не будет альбомов. Не после такого долгого затишья».


news_file_556_58e23406b1e17

 Безусловно. Альбом готовятся выпустить Virgin Records и, на данный момент, для человека с достаточным количеством страшных историй про звукозаписывающие лейблы, включая ту, в которой от него требовали петь как Oasis, на пике популярности бритпопа в конце 90х, кажется, что все складывается отлично, не в последнюю очередь, благодаря тому, что Virgin решили остаться в стороне и не вмешиваться в творческий процесс. Да им и не требуется. Убедительный, четкий и безумно танцевальный, Automaton - лучший, и Кей согласен с этим, альбом группы с 2001 года, когда вышел, ставший с тех пор мульти-платиновым A Funk Odyssey.  

«Также, я думаю… как бы это сказать? Дальше только перекати-поле и это твой последний шанс», - говорит он с важным видом, чтобы подчеркнуть серьезность всей ситуации. «И если ты не сделаешь все правильно, не запишешь настолько цельный альбом, не будешь усердно работать, твои ритмы и мелодии не будут правильными, и ты не будешь чувствовать удовлетворения от того, что ты делаешь, то, знаешь, какая тогда во всем этом суть? Так что правилом было: все или ничего». 

«Хорошо, ты заработал денег. Это круто. Да, ты можешь играться со своими игрушками, делать разные вещи. Но что затем?», - он делает паузу, будто ожидая ответа. «Ты доходишь до того момента, когда ты говоришь себе, хорошо, ты сделал перерыв, год или два, что ты собираешься делать дальше? Собираешься ли ты делать что-то или просто собираешься продолжать протирать штаны? И когда ты ничего не делаешь – это очень легко ничего не делать и пристраститься к бутылке, ты понимаешь, о чем я говорю? Все так и делали. Все великие. Бёртон, Селлерс, все эти люди. Я смотрел документальные фильмы про их жизнь, они все закончили пьянством». 

news_file_556_58e2364dd41d6

Восхищение Кея тем, что он называет гламуром богатых и влиятельных людей конца 60х и начала 70х очевидно во всем, от классических машин до влияния 70х на его музыку и гардероб. Альбом Automaton полон диско мелодий, ретро синтезаторов и страстных песен о любви наполненных солнечным светом и атмосферой Ривьеры и в разговоре он постоянно упоминает имена знаменитостей той эры. Питер Селлерс, Ричард Бёртон, Питер О’Тул, Ричард Харрис и его любимый Оливер Рид – «Я огромный фанат Оливера Рида, просто неистовый» - все получают упоминания со смесью восхищения и чувства тревоги. 

Момент размышления окончен, и он возвращается к привычному потоку сознания. «Если ты делаешь то, что я делаю, это у тебя в крови. Ты просто не можешь бросить все это. Я получаю удовольствие от того, что я делаю. Я обожаю трепет от начала нового трека, его демонстрации, преподнесения его людям, затем его прослушивания по радио, это все еще захватывающе и любой, кто скажет тебе, что это не так – лжец. И когда ты на сцене, и ты видишь людей, поющих твои слова, в этом есть нечто безумно захватывающее». Он тушит сигарету и смеется. «И давай не будем прикидываться, что все в этом бизнесе хотят, чтобы их любили. Они хотят нравится, а почему нет, кто не хочет? Кто не хочет нравится и быть любимым и наслаждаться заработанным преклонением», - он делает ударение на слове заработанным. «Я имею в виду, что часть меня слегка маниакально-депрессивная, так что это заставляет меня чувствовать себя намного лучше, когда кто-то говорит, что им нравится то, что я сделал».

 «Да, это сильно все меняет», - смеется он, будто смахивая что-то с их голов. «Это заставляет тебя быть более сфокусированным. И это чертовски здорово, чертовски фантастически и действительно очаровательно знать, что твой тяжелый труд, все ради чего ты работал…», - он теряет мысль, задумывается на мгновение и начинает снова: «Потому что это именно то, чего мне не доставало в жизни. Реальная цель. Какого черта я делаю все это? Ты знаешь? Зачем я еду в тур? Почему мне надо записать еще один альбом? Зачем проходить через вот этот все, фотосессии, интервью?»

 «Как и любой другой родитель, я хочу дать им лучшее, чем то, что было у меня. Скажем так, у меня были трудные годы», - говорит он, ссылаясь на свои беспутные юношеские годы, которые в конце концов привели его к жизни в сквоте в Илинге в Западном Лондоне после того как его мать, джазовая певица 70х Карен Кей вышвырнула его из дома за то, что он постоянно попадал в неприятности и водился с плохой компанией, «Не хочу возвращаться к этому. Смертельно боюсь прошлого. Я упорно работал, чтобы все забыть, рисковал, и теперь я хочу быть уверен, что моим детям не придется волноваться о подобного рода вещах».

 «Я довольно беспокоящийся насчет всего этого. Даже на таком раннем этапе. В некотором смысле, я хотел бы отойти от популярности к тому моменту, как они достигнут школьного возраста, чтобы это не преследовало их повсюду», - он бросает на меня вопросительный взгляд, будто хочет понять слежу ли я за ходом его мыслей. «Знаешь, типа: О, твоей отец тот самый парень», - говорит он и на его лице отражается боль от всех злых вещей, которые дети могут наговорить, но затем он расплывается в еще одной хитрой усмешке: «Надеюсь, когда они будут старше, они посмотрят видео и фото и скажут, что папа был весьма крут». 

news_file_556_58e236aad7548

Как и в случае с Virtual Insanity, большое количество внимания к Automaton было приковано благодаря вызывающему клипу и броской новой шляпе Кея. Взятый за основу головной убор Jamiroquai и видоизменный под пришельца с другой планеты, он будто корона из фильма Tron пульсирует и озаряет все вспышками, в то время, как гуманоид Кей, только что прибывший на Землю, знакомится с миром.

 «В основе лежала мысль о том, как я могу переделать тот головной убор? Что я собираюсь надеть на голову?», - объясняет он источник идеи для клипа. «Как я собираюсь контролировать свое альтер эго Jamiroquai? Есть две стороны одного меня: Jamiroquai и Джей. Это две разные личности. И затем я подумал о панголинах, этом вымирающем виде, с чешуей как у броненосцев». Руками он изображает движения чешуек у себя над головой: «Мне хотелось чего-то, что движется, чего-то действительно драматичного. И, к моему счастью, я нашел отличного парня, Моритца Вальдемейера, который попал прямо в точку».

 «В какой-то момент я действительно собирался назвать альбом Pangolin, чтобы привлечь внимание к жестокой реальности того, что мои внуки уже не увидят этих существ. Их больше не будет», - взгляд полный отчаяния возвращается, и он разражается еще одним пламенным монологом, который охватывает такие темы как вымирающие виды, взрыв роста населения, религия, мировой голод и бесконечный круговорот военных действий. 

Читайте также


Комментарии оскорбительного характера и с использованием ненормативной лексики, а также ссылки на сторонние ресурсы, не имеющие отношения к обсуждаемой теме, удаляются.

Администрация РАДИО ENERGY не несет ответственности за содержание комментариев.